Материнство и смена поколений

Американский психолог Ю.Бронфенбреннер, выступая однажды в Психологическом институте РАО (Москва), рассказал с проведенном им интересном в контексте обсуждаемой проблемы исследовании.

Ю. Бронфенбреннер изучал влияние характера взаимоотношений ребенка с родителями на его дальнейшую жизнь. Особое внимание он уделял стилю семейного воспитания. Ю. Бронфенбреннер сопоставил два стиля воспитания: эмоционально теплого и холодного, отстраненного. Выявилось, что распространенное в западной психологии представление о несомненном преимуществе эмоционально теплого стиля оказывается далеко не всегда справедливым. Приведем некоторые из его аргументов.

В 30-е годы ХХ века, - рассказывал Ю.Бронфенбреннер, - для многих семей США была характерна такая ситуация. Старших детей, которые росли в условиях достаточно стабильного и благополучного общества, родители воспитывали, руководствуясь традиционной американской моделью. С наступлением Великой депрессии, сильного экономического спада, положение во многих семьях резко изменилось. Во всем разуверившееся, часто безработные родители не могли больше обеспечивать семью и мало влияли на развитие младших детей, пустив его по существу на самотек. В результате через несколько лет в жизнь, совпавшую с периодом бурного возрождения экономики, вошли, с одной стороны, старшие дети, воспитанные в традиционном духе, а с другой стороны, младшие, - росшие, «как трава под забором», не скованные никакими условностями, с детства приученные сами думать о себе. Именно эти вторые оказались активными участниками общественного процесса, быстро сделали карьеру и многого добились в жизни. Первые же чаще оказывались на обочине и не могли приспособиться к резко изменившейся, ставшей нетрадиционной жизни.

Другой пример Ю.Бронфенбреннера. В 50—60-е годы ХХ века в США была очень модной система доктора Б.Спока, воплощающая в себе все лучшее, что есть в либеральном, эмоционально теплом, ориентированном на высвобождение всех творческих способностей человека воспитании (эта система до настоящего времени популярна во многих странах мира, в том числе и у нас). Почти каждая американская мать в то время стремилась воспитывать своего ребенка «по Споку». В результате в 70—80-е годы в жизнь вошло поколение добрых, отзывчивых, творческих, короче, «приятных во всех отношениях» молодых людей. Ю. Бронфенбреннер хорошо знал это поколение, потому что именно такими были многие его студенты 80-х. Но, по его словам, американское общество в это время переживало своеобразный застой, потерю ориентиров, какой-то ведущей тенденции. И вот в этом слабо структурированном обществе, непонятно куда движущемся, «дети Спока» оказались не у дел — ни их креативность, ни их доброта и способность к альтруистическим действиям не были востребованы. Карьеру делали совсем другие, росшие в жестких, авторитарных, более традиционных семьях.



Исследование Ю.Бронфенбреннера интересно не только потому, что демонстрирует относительность прогностической оценки эффективности того или иного стиля детско-родительских отношений, но и потому, что акцентирует внимание на психологическом аспекте межпоколенческого взаимодействия.

Проблема связи поколений, трансляции опыта, на сегодняшний день мало изученная в психологии, имеет вместе с тем существенное значение в плане изучения материнской депривации. Напомним в этом контексте работу американского ученого Т.К.Н.Гиббенса (1963), посвященную делинквентному поведению несовершеннолетних. Анализируя причины, порождающие делинквентность, автор показывает, что социальные проблемы одного поколения всегда находят специфический отклик в психологических проблемах следующего.

Позволим себе в этой связи высказать гипотезу, что распространенность проявлений у детей в современном российском обществе последствий материнской депривации (безнадзорность, социальное сиротство, эмоциональная отчужденность, детские правонарушения) уходит корнями в проблемы родителей и прародителей. Сегодняшние дети родились в эпоху резкой смены общественного уклада, в начале 90-х г.г. ХХ века, когда огромное количество наших сограждан оказались в состоянии социального стресса, потери ориентиров, растерянности. Это объясняется тем, что они были воспитаны в тоталитарном обществе с четкой регламентацией прав и обязанностей, норм и ценностей, моделей поведения. Особо отметим патерналисткий характер советского общества, соответственно формирующий рентную установку у его членов. При этом общество по сути не развивалось, находилось в периоде стагнации, застоя. Другими словами, пользуясь определением М.Мид, культуру этого общества можно оценить как постфигуративную. Люди, так воспитанные, оказались не готовыми вписаться в новую, стремительно изменяющуюся жизнь.



В этом состоянии растерянности, крушения системы ценностей многие не могли найти работу, средств к существованию, резко скатывались вниз по социальной лестнице. Потеряв уверенность в себе, в своем завтрашнем дне, они испытывали сильную тревогу, депрессию и не могли защитить своих детей ни материально, экономически, ни психологически, не могли образовать устойчивых, теплых, эмоциональных связей с ними, создать у них чувство защищенности. Именно дети таких родителей составляют сегодня достаточно большой процент беспризорных, безнадзорных детей, воспитанников детских учреждений. Конечно, как и десятилетия назад, среди беспризорников и воспитанников детских учреждений довольно много детей потомственных алкоголиков, и правонарушителей, но их количество незначительно отличается от того, что было раньше. Выдвигая эту гипотезу, мы опираемся на результаты выборочных исследований и собственные наблюдения, не имея возможности использовать результаты надежных статистических данных


matsya-kridasana-poza-plivushej-ribi.html
matushka-bannaya-voda-beregi-ot-sglazu-da-ot-porchi-i-zhaluj-ot-lomoti-ot-pritki-i-utinu-radikulita-boli-v-spine-vo-imya-otca-sina-i-svyatogo-duha-amin.html
    PR.RU™